Пятница, 2018-07-20, 9:51 AM
Приветствую Вас Гость | RSS

Новое в Эволюции

Учебник Нового Времени для старшеклассников и студентов о законах Эволюции Духа и эволюции Природы. Составлен на основе работы, готовящейся для диссертации в период с 1998 по 2005 гг "С обратной стороны эволюции, или Когда Дарвин ошибался?"

Администрация сервера uCoz сняла рекламу со страниц проекта в рамках программы содействия сайтам учебных заведений. Рекомендуем хостинг для бесплатного создания сайтов школ и школьных факультативов.

О братьях наших меньших

К вопросу об извечных постулатах "Речь создала человека", "Социальная жизнь создала человека"...

Это может показаться странным, но советский писатель и поэт оставил нам удивительные подробности из жизни животных, которые говорят нам о том, КАК животные общаются между собой. И этот материал очень удачно вписался в тематику проекта Новое в Эволюции. Статьи, посвященные происхождению человека и так называемой Зоне Условного Рефлекса


Происхождение Человека - Новый Взгляд
Подсознание животного мира и эволюция
ЗУР и Человек


подведут читателя к совершенно иному взгляду на внутренний мир животных. Вам откроются те грани, которые просто оставались неопределенно долгое время вне поля зрения биологов/ученых/эволюционистов. Потому что, до последнего времени считается само собой разумеющимся, что биолог, ученый, да еще и эволюционист обязан придерживаться единственного идеологического направления: научного материализма. Но мы ломаем нелепые стереотипы. Одно другому не мешает: наука и познание Духа в Новую Эпоху идут рядом. Ибо то, что не эволюционирует всегда оказывается плевелами в истории человеческих цивилизаций.


В свое время рассказы Николая Семеновича Тихонова были напечатаны в советском журнале "Наука и Жизнь", откуда я их и взяла. /43/

Николай Семенович Тихонов


"Отставив сегодня в сторону свои творческие планы и начатые работы, я хочу побеседовать о зверях и птицах из нашего ближайшего окружения. ... В моих юношеских стихах есть такие строки о них:

Простые души, еж и воробей,
Быть может, вы с природой больше слиты,
Быть может, ваше небо голубей
И тайны ваши нам не все открыты. ...

Я хочу рассказать несколько удивительных историй. Об этом я не читал ни в одной книге и никогда ни от кого не слышал ничего похожего. Но все это я видел своими глазами. ... ... однажды летом дверь на верхний балкон была открыта. Я работал, сидя за столом в глубине комнаты. Воробьи ворошились на балконе. И вдруг в открытую дверь в комнату залетел самый обыкновенный, маленький, неприметный, серо-коричневый воробей. Он пронесся по комнате, ища другой выход, и заметался под потолком. Я сидел тихо, чтобы не пугать его. Он метался от окна к дальнему углу комнаты, всюду стукался о стены и садился на трубы холодного водяного отопления, замирал под потолком, снова проносился из конца в конец комнаты, снова отдыхал и никак не мог попасть в раскрытую дверь на балкон...
Отдохнув на окне, перемахнув дверь, он сел среди книг на высокий столик, потом зарылся в газеты, лежавшие рядом на стуле, пробрался среди газет и очутился на полу у дивана с низкими ножками. Он почему-то нырнул под диван, вылез, еще раз помотался посреди комнаты и оказался против раскрытой двери. Снизу по лестнице прошел порыв сквозняка, сильный и свежий, и вынес ошеломленного воробья прямо на балкон, где он смешался со всей воробьиной братией.
Воробей исчез. Всякое бывает. Я посмеялся воробью и углубился в свою работу. Прошло два дня. На третий ярко светило солнце. Я, как всегда, работал за столом. Дверь на балкон была открыта. С улицы долетал птичий гомон.
В открытую дверь с балкона в комнату вошел. именно вошел, не торопясь, серьезный и старый воробей, не обративший на меня никакого внимания. Он огляделся войдя, точно что-то вспоминая, остановился и начал полеты по комнате под потолком. Но это не были порывистые, тревожные движения испуганной птицы. Он летал осмысленно. Налетавшись, он уселся на окно, потом перемахнул через дверь и сел между книг. Я сначала не понимал, что происходит. Но когда он, посидев между книг, нацелился на газеты, смело погрузился в их разброс, пробрался сквозь них и очутился на полу, я с удивлением наблюдал, как он сознательно повторяет путь того маленького воробья. Он прошел под диван, вышел на середину комнаты, потоптался перед дверью, посидел, как бы подытоживая свое пребывание, и, не ожидая никакого сквозняка, спокойно, неторопливо, в какой-то даже задумчивости вышел на балкон, взмахнул крылышками и исчез. Было совершенно ясно, что он проверял рассказ молодого воробья. Я не знаю, как объясняются птицы между собой, но старый воробей сам лично прилетел удостовериться, так ли было, и удостоверился: все правильно. Молодой птенец не соврал. Зачем это понадобилось тому, старому, которого на мякине не проведешь, - не знаю...

***


Теперь они уже старые коты, и один из них нет-нет да и сцапает зазевавшегося воробья. В свое время за это он получал соответствующее внушение, и открыто больше он воробьев не преследовал и, когда вы рядом и воробьи поблизости, даже отворачивался от них, всем видом показывая, что он воробьями нисколько не интересуется. На самом деле охотничий его инстинкт брал вверх, и он продолжал лежать в засаде и хапать воробьев. Он их не ел, с него достаточно было, что о н поохотился. И он облизываясь, как ни в чем не бывало, шел домой, не принося с собой добычу.
Об этих его охотах мы подозревали, но больше поймать его на месте преступления не удавалось. ... Однажды, когда на верхнем этаже никого, кроме меня, не было, я услышал где-то рядом ту оскорбительно воющую брань, которую кот обычно адресует другому враждебному коту, забредшему в его владения. ...звук, хрипящий и сопровождаемый шипением, слышался совсем близко, я осторожно прошел в соседнюю комнату, окно которой было раскрыто и выходило на крышу нижней террасы. Что же я увидел? На краю крыши, у самого желоба, сидел мой кот, широко раскрыв пасть, и из этой пасти неслась отборная кошачья брань. Вся шерсть на боках и спине стояла дыбом. Он был ко мне вполоборота и весь устремлен на широкую зеленую ветвь старой липы, куда и направлял свою бессильную ярость.
Против него меж липовых листьев сидели воробьи дрожавшие от негодования. Они сидели в восемь тесных рядов, прижавшись друг к другу и не сводили глаз с разъяренного кота, который при всем желании не мог достать до них. Ближайшие к нему воробьи время от времени разражались каким-то пронзительным возгласом, который подхватывался во всех восьми этажах их расположения. Этот звук - цзцзцзцзцзцзцз - был направлен в морду коту, точно старшие, руководившие всей демонстрацией ненависти, кричали: смотрите, вот он, вот убийца, вот кто ест воробьев! Мы тебя знаем! Мы тебя ненавидим! Запомните его, дети!
И дети хором повторяли свое бесконечное, яростное - цзцзцзцзцз. Коту надоела эта свирепая перебранка. Он повернулся к воробьям спиной и начал чистить свои когти, точно хотел выказать свое полное презрение, высказав все, что он думал о птицах. Увидев меня, он пробормотал что-то, как бы объясняя эту удивительную сцену, продолжая вылизывать свои когти. А воробьи продолжали сидеть, чувствуя себя в полной безопасности.

***


... четыре совы стали прилетать каждый вечер в сад. Они садились на деревья и вели перекличку, не обращая внимания на людей и собак. С кошками они начали перекликаться. У этого сиамского кошачьего рода образовались с совами какие-то странные взаимоотношения. Чем-то похожим на совиный /крик/ им отвечали коты, и совы не тревожились при их приближении. Но один случай меня сильно поразил.
В саду было бурей вывернуто с корнями большое дерево. На корнях этой ели, среди кусков глины, свисавших среди больших вытянутых корней, задранных вверх, рассаживались совы в порядке семейной фотографии. Две старших совы - видимо, отец и мать - сидели выше, а молодые совы сидели ниже. Сидела вся четверка совершенно неподвижно, и я за ней подсматривал из-за угла дома, чтобы не вспугнуть.
По траве к ней подкрадывался кот. Он приближался, изредка издавая какие-то писки, на которые старая сова коротко отвечала, как будто ей не хотелось разговаривать с этим котом, так бесстыдно подкрадывавшимся к совам. Когда до сов оставалось не больше нескольких метров, - они сидели совершенно неподвижно - старая сова потеребила клювом перья очень спокойно и выкрикнула какую-то длинную фразу.
Случилось нечто неожиданное. Кот привскочил, резко повернул в сторону и в испуге пополз по траве прочь, в кусты, а сова смотрела ему вслед холодно, безразлично. Что она сказала коту, мы никогда не узнаем. Но то, что он понял сказанное, было ясно. Он испугался не на шутку. Только сильно испугавшись, коты ползут, а не бегут в кусты.

***

На ветвях липы сидела Лемура /сиамский котенок/, как-то сжавшись и вцепившись в ветку. Рядом восседал Рыжий, а совсем рядом с Рыжим - ворона, обыкновенная деревенская ворона, с длинным черным клювом и острыми глазками. Мы сначала подумали, что ворона хочет напасть на крошечную Лемуру, а Рыжий встал на ее защиту. Потом подумали, что ворона хочет отвести их от своего гнезда, прогнать их с ветки, на которой они сидели.


Выйдя рано утром на балкон, я увидел, как на соседнем с нами участке бродят по траве два существа. Я замер от удивления. Рядом с нашим Рыжим ходила ворона, ходила размеренным шагом, а кот посматривал на нее и шел рядом. Это было зрелище необычное, я, признаюсь, не мог его объяснить. Кот дошел до штакетника, разделяющего участки, пролез по низу и зашагал уже между цветочных гряд, ворона легко перелетела штакетник и опустилась рядом с ним. Так они, шагая между цветов, вышли на дорогу к выходу и пошли рядом к воротам, как будто старые знакомые.
Я рассказал обо всем домашним, но оказалось, что не только я один видел это. Больше того, с каждым днем и мы, жившие в доме, и все приходящие были свидетелями столь необыкновенной дружбы. Утром, рано, часов в шесть, ворона появлялась перед нашей дачей и расхаживала, поджидая Рыжего. Он выходил, не беря с собой Лемуру, и они с вороной отправлялись прогуливаться по нашему участку или шли на соседний. Их видели на той же липе, где они были впервые, и там кот, повиснув вниз головой, цепляясь лапами за ветки, показывал свое искусство лазанья, а ворона сидела молча и смотрела на его акробатические упражнения. Потом он садился на ветку, а она начинала непрерывно каркать. Со стороны казалось, что она не то обсуждает его гимнастику, не то что-то рассказывает ему и он терпеливо слушает. Так они сидели долго, а потом отправлялись снова гулять.
Эта история стала притчей во языцех. Приходили люди специально смотреть на кота с вороной. Те не боялись людей и не думали обращаться в бегство, когда к ним приближались. Потом ворона улетала и появлялась на следующее утро.
Но кончилась эта история печально. Вдруг ворона пропала. Ее нашли у забора убитой. Мальчишки упражнялись в стрельбе из духового ружья и попали в нее, когда она слишком низко пролетела над соседним участком...
Рыжий еще некоторое время рано утром выходил и ждал ее у дачи. И мы не имели никакого представления, каковы его переживания. Мы так мало знаем о внутренней жизни животных!

***

Ежи не боятся человека. По одному они с похвальной осторожностью подходили к нашему дому, и им бросали морковку, сыр, который они очень любили, куски колбасы, и они степенно пожирали все кухонные остатки. Однажды попробовали угостить их гречневой кашей. Кашу поставили в траву на плоском подносе, облив ее молоком. Появились первыми три ежа. Это были, видно, молодые ежи, с маленьким ежонком. Они попробовали каши, и вдруг один еж исчез.
Прошуршав в кустах, он удалился. Появились три молодых ежонка, но с ними пришли и два старых. Должно быть, теперь собралось все многочисленное семейство. Один из старых ежей был какого-то зеленовато-коричневого цвета - это, несомненно, был дед, которого соблазнили известием о необычайном кушанье. И вот все семь ежей уселись вокруг каши и начали свой пир не торопясь.
Это было прелюбопытное зрелище. Они сидели и пожирали кашу, чавкая, как люди, вздыхая и облизываясь. Дед и баба ели отдельно. Когда к ним приближался еж помоложе, они сердито фыркали на него и делали вид, что хотят укoлоть его своими иглами.
Такое зрелище я видел только раз.
Потом, поев, вернее, очистив поднос от каши начисто, они долго облизывали его и, довольные, удалились дружной толпой.

***

Над маленьким ржавым болотцем, на тонкой ветке, осененной сплетением молодой майской листвы, сидел соловей. Я видел его, затаясь у старой ивы, и не спускал с него глаз. Соловей пел, забыв все на свете. Подняв голову, закрыв глаза он наполнял рощу сладчайшим откровением своей птичьей души. Он трепетал, звенел, заливался тончайшей песней. А внизу, под ним, из болотца, высовывались десятки лягушек, которые постепенно образовали круг, и этот круг хотел вторить всем ариям соловья.
Они, правда своеобразно, подхватывали его пение /и/ никак сначала не могли согласовать свои голоса с голосом крылатого певца. Но постепенно какой-то лягушачий дирижер наладил им голоса, и они грянули такой поддержкой, что в ней уже было что-то сознательное. Потом они снова сбились, и только отдельные лягушечьи подражатели пытались вторить несравненному своими клохчущими голосами. Но они вступали смело в состязание и опять хотели доказать свою музыкальную способность понимать и поддерживать высокое вдохновение соловья.
Было раннее утро, и звонкая, чистая природа как бы отзывалась соловью, и лягушки высовывались из воды, садились на корни над самой водой и по-своему приветствовали праздник года. Но вдруг, когда они оглушительно возгласили свое восхищение, соловей как бы проснулся, он прервал пение, слушая хор, возносившийся к нему из болотца, открыв глаза, всматривался он в копошившихся под ним зеленых певцов, барахтавшихся в тине, и я думал, что он, оскорбленный улетит, но он оказался мудрым и терпимым.
Как бы в ответ грубому и чуждому всякой тонкости гимну лягушек он приосанился, снова поднял голову, выждал, когда они кончили свой болотный восторг, и запел снова, торжествуя своим блеском, силой, тонкостью и лягушки благодарно откликнулись ему, вразброд, но с большой сердечностью.
В наше время мы по-другому смотрим на мир животных. Правда, он с каждым годом становится все меньше, потому что уничтожение диких обитателей лесов и пустынь идет полным ходом. В природе вокруг нас скрыто еще столько неожиданного, что мы останавливаемся в изумлении перед новыми для нас фактами.
Мы останавливаемся, пораженные не простым любопытством. Мы чувствуем присутствие вековой мудрости вечной природы, видим то, чего никогда не замечали..."

 

Вторая часть статьи посвящена социуму в мире животных. Этот вопрос очень важен, потому что, существование в таких сообществах животных в течении миллионов лет не обнаруживает никаких тенденций в сторону развития их сознания. Логично проиллюстрировать сказанное на примере обезьян. В частности - гамадрилов. Нам в помощь выдержки из статьи биолога Н.Пожарицкой, (журнал "Наука и Жизнь"):

Гамадрилы

"Гамадрилы - узконосые обезьяны. Относятся к роду обыкновенных павианов.

Живут гамадрилы стадами по 50-60, а то и по 80 обезьян. У каждого стада - свои владения, границы которых условны. Стадо гамадрилов едино в своих действиях. Обезьяны вместе отбиваются от врагов, вместе кормятся, ходят на водопой, возвращаются на ночлег. Эта слаженность, организованность в действиях возможна лишь потому, что внутри гамадрильего стада существует сложная система взаимоотношений между отдельными его членами, /которые прослежены/ совершенно четко.

Иерархия - явление, свойственное всем видам без исключения, будь то крупные стада млекопитающих куриная стая или колония сверчков. Суть этого явления в том, что в любом из сообществ всегда можно выделить вожака (животное альфа), которому подчиняются все прочие соплеменники.

Обычное распределение членов гамадрильего стада такова: в центре вожак. С одной стороны "толпятся" приближенные самки, с другой - остальные обезьяны, сообразно со своим рангом.

Вожак, заметивший опасность, издает особый возглас. Повторять второй раз не приходится: все стадо сразу же мчится прочь или занимает оборонительную позицию.

Обезьяна, отставшая от стада, кричит по-другому. И уж совсем иные звуки сопоровождают различные внутристадные ритуалы, помогающие гамадрилам выразить свое отношение к соплеменнику.

Любой член гамадрильего стада, встретясь с вожаком или обезьяной высшего ранга, присядет перед ней и несколько раз отрывисто "ахнет". Это сообщение о повиновении, признании власти и преклонение перед ней.

Предлагая свои услуги для обыскивания (с целью найти волосяные сумки отмерших шерстинок и кристаллики соли на волосках), обезьяна сначала особым образом пошелестит языком - сигнал парнтнеру о дружеском расположении и просьба ответить тем же. Вариант этого звука - нежное лопотанье, с которым любая обезьяна "обращается" к малышу, собираясь его прокатить или просто понянчить. Если проводить аналогию с человеческим языком - аналогию весьма условную, - сигналы в гамадрильем языке соответствуют не словам, а фразам, иногда даже целой совокупности фраз.

В звуковом языке - около двадцати сигналов, каждый несет определенную информацию и имеет точный адрес.

Бесшумные средства общения - позы, жесты, мимика - составляют вторую и едва ли не самую выразительную часть языка гамадрилов.

Полутора десятков выразительных взглядов, мимических движений и сигнальных жестов вдобавок к двадцати звуковым сигналам вполне достаточно для того, чтобы "объясниться" с сородичами на любую тему.

Стандартная ситуация. Поссорились две самки. Визг. Шерсть клочьями. И вдруг та, что затеяла драку, ловит на себе пристальный взгляд вожака. Взвизгнув так, словно ее наградили не взглядом, а хорошей затрещиной, обезьяна мчится к повелителю и начинает нервно его обыскивать. Собственно, это даже не обыскивание, а несколько обыскивающих движений. Чисто символических. Для того. чтобы засвидетельствовать свою лояльность и получить прощение.

С помощью взглядов вожак может на расстоянии беззвучно управлять всеми действиями стада. При этом он может находиться достаточно далеко от сородичей. Все равно взгляд возымеет действие. Секрет - в белых участках кожи над веками. Стоит обезьяне приподнять брови, то есть попросту оттянуть кожу со лба, и белые веки четко выделяются на ее серой физиономии. Поэтому запретный или угрожающий взгляд виден далеко.

Враждующие самки часто пользуются угрожающими взглядами во время беззвучных перебранок. Поморгают друг на друга, удовлетворят свою злость и разойдутся, не привлекая внимания вожака. ...

Определенным образом приподнимая хвост и размахивая им из стороны в сторону, гамадрилиха может продемонстрировать свою благосклонность к самцу или высказать полное пренебрежение к его ухаживаниям.

Испытывая на себе запрещающий взгляд более сильной обезьяны. слабая непременно сложит особым способом руки - прижмет их к телу, а кисти пустит. Жест, демонстрирующий покорность, повиновение.

Угрожая сопернику, самец обязательно взъерошит мантию, вытаращит глаза и ударит передней лапой по земле. ...

... Двигая ушами, глазами, ртом, кожей головы, гамадрилы могут продемонстрировать страх, ярость, любопытство, нерешительность, веселое настроение, злобу, печаль и множество оттенков эмоций. Особенно если в гамадрильем существе идет "борьба мотивов".

Предложите любой обезьяне лакомство на виду вожака. Взять кусок она не имеет права. Все самое вкусное в первую очередь принадлежит вожаку. Даже если он сейчас, в эту минуту и не настроен лакомиться. Этот закон гамадрильего стада знают даже малыши. Но лакомство остается лакомством. И на физиономии обезьяны отразится целая гамма чувств: желание схватить еду, страх перед вожаком, попытка продемонстрировать покорность, /нерешительная нахальность/ в надежде урвать кусок и остаться безнаказанной". /Наблюдения проведены в Сухумском обезьяньем питомнике./

 

Итак, в мире животных уже существуют факторы, указанные Энгельсом в качестве предпосылок для повышения интеллектуального уровня, и животные остаются на своем уровне организации материи в нашей геологической современности. Их эволюция в прямом смысле этого слова, переход на новый уровень, происходит при смене эонов и не способна протекать семимильными шагами в период отмеренный всего-лишь для развития и становления пятой человеческой расы. И наша ответственность за братьев наших меньших поистине велика. Мы их убиваем, сводя на нет и без того менее развитые и более медленные в масштабе Вселенной эволюции планеты Земля. Мы - чудовища по отношению ко всем животным и еще оставшимся лесам планеты Земля.

 


"Мир животных с каждым годом становится все меньше"...

Учебники продолжают доказывать неограниченности эволюции. В заключении обычно пишут: "...в геологической современности действует еще один новый фактор глубоких изменений - человек. Он радиально изменяет биосферу Земли. Таким образом, и этот фактор включается в число факторов, которые делают невозможной остановку эволюции" (Парамонов, стр. 213). Смех сквозь слезы. "Человек радиально изменяет биосферу Земли" - да! Не только изменяет, но и уничтожает. "Этот фактор делает невозможным остановку эволюции" - О! Этот фактор делает невозможным вообще сохранение оставшихся в живых! Какое явление имеет сейчас место? Виды животных (человек в том числе) не могут приспособиться к темпам загрязнения своих местообитаний. Хотя количество особей на определенное площади остается постоянным, резко обедняется видовой состав. На "клочке природы" на краю города, тридцать лет назад можно было насчитать сто особей: воробьи, синицы, трясогузки, бабочки, божьи коровки, черви, пчелы, деревья, цветы... Теперь там свалка. А количество особей даже увеличилось - мухи летают и крысы бегают. Где вы будете жить еще через 30 лет? Чем будут дышать ваши дети? Рискую и обращаюсь к вам, богатые и бедные, счастливые и не очень: посмотрите вокруг, увидте чахлые задыхающиеся деревья, вдохните этот кошмар городских улиц и начните действовать. Ведь это - ВАША жизнь. Ведь вы это можете! Спасите Землю, поверьте, она стоит того! Очень вас прошу... Земля просит...

Навигация по сайту
Календарь
«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031


Опросы
Признаете ли Вы биологическую эволюцию видов?
Всего ответов: 8

Признаете ли вы происхождение людей от обезьян?
Всего ответов: 11

Поиск






Copyright 2000-2018, Тбилиси, Lina Bugulova (Amashukely)

Первая специальность: химия/биология Georgia Diploma AA №0005308 With Honours. Teacher of Biology and Chemistry. Tbilisi 1999. Педагогическая деятельность - с 1998 по 2005 гг. и с февраля 2017 - по сегодняшний момент + сайт с регулярными обновлениями. Научная деятельность: Tbilisi Sulkhan-Saba Orbeliani State Pedagogical University, ISSN 1512-2131, PROMETHEUS, Periodical Scientific Journal 4(16), UNESCO, Tbilisi 2004, Вячеслав Чхиквадзе, Алина Бугулова "Гомологические и гетерологические ряды в эволюции черепах надсемейства TESTUDINOIDEA".

Вторая специальность: английский язык. 1) Multiethic Resource-Centre of Civic Education in Georgia Certificate CORDAID, 3. English language, Tbilisi 2002. 2) Latter-day Saint Charities Certificate of Achievement Intermediate English Class, Level four. Tbilisi 2004. 3) Centre of Education and Professional Training 'One World' Certificate CEFR B2 Tbilisi 2015. Педагогическая деятельность - 2008-2010 гг. и с 2013 года - по сегодняшний момент.

При копировании материалов сайта ссылка обязательна